Русско-Константинопольские церковные взаимоотношения в XVII веке ---  
 
Русско-Константинопольские церковные взаимоотношения в XVII веке(к 360-летию со дня смерти патриарха Константинопольского Афанасия III (Пателлария), Лубенского чудотворца)

Падение Константинополя в 1453 году и последовавшее после этого события прекращение существования Византийской империи провело к основанию на ее фундаменте нового государства — турецкой Османской империи. Греческое православное население, оказавшись под властью турок — мусульман, в скором времени стало все более и более подвергаться давлению и преследованию со стороны новых властей. Если в первые годы турецкого завоевания Константинополя жизнь православных горожан была в основном терпимой и спокойной благодаря указам правительства защищавшего христиан, то с течением времени новые правители Османской империи начинают постепенно и неуклонно политику лишения православного населения льгот и привилегий по отношению к мусульманскому населению. Гонения и преследования начинаются по отношению не только к православным гражданам империи, но по отношению к священникам, епископам и даже Константинопольским патриархам.
Особенно тяжелая ситуация в Константинопольском патриархате наблюдается в XVII веке, когда турецкое правительство в лице визирей и султанских поданных оказывало свое влияние на избрание и утверждение Константинопольских патриархов. Непомерные денежные поборы в пользу султанской казны, огромные «пожертвования» в пользу придворных и ближайших советников султана, налоги, собираемые с православного населения, ложились тяжким бременем на плечи православного населения и приводили к тяжелым последствиям для Константинопольского патриархата. Патриархия нищала, а султанское правительство и окружение требовало все больших денежных средств, обещая в противном случае полное искоренение православной веры.
Русско-Константинопольские церковные взаимоотношения в XVII векеНемаловажную роль в деле избрания кандидатов в патриархи в это время играли и дипломатические шаги, предпринимаемые представителями европейских держав при турецком правительстве. Именно дипломатия и щедрые подарки из рук послов того или иного европейского государства часто оказывали серьезное влияние на избрание того или иного кандидата в патриархи и утверждение его турецким правительством. В этом случае частыми были такие явления, как неоднократные ссылки и смещения с патриаршего престола одних патриархов и назначения на их место других. Примером такой чреды неоднократных патриарших возведений и смещений является патриаршество Кирилла Лукариса, который, по свидетельству исторических документов, в период с 1621 по 1638 годы четырежды занимал патриарший Константинопольский престол.
Находясь в столь тяжелом положении, Константинопольская патриархия в это время обращает свой взгляд на единоверческую Русь, которая в XVII веке представляла собой сильное государство, как в политическом, так и в экономическом аспекте. Константинопольские патриархи предпринимали неоднократные путешествия ко двору московских царей, прося у них материальную поддержку на нужды восточных православных церквей.
Одним из таких патриархов Константинопольских, которые предприняли во время своего патриаршества путешествие в Московское государство, был Афанасий III (Пателларий) Лубенский чудотворец, мощи которого поныне находятся в Благовещенском кафедральном соборе города Харькова и под молитвенным покровом которого находится богоспасаемый город Харьков, Харьковская епархия и Украинская Православная Церковь.
Путешествие в русские земли патриарха Афанасия началось в январе 1653 года. «Путь его проходил через разоренную освободительной войной Украину. Сделав остановку на некоторое время в Путивле, Афанасий в конце января посетил также Чигирин, где был гостеприимно встречен Богданом Хмельницким. От него Патриарх получил личное поручение к российскому царю Алексею Михайловичу.
В начале апреля Афанасий прибыл в столицу Российской державы, где с любовью и большими почестями был принят Патриархом Никоном (1652-1658), иерархами Церкви, царем Алексеем Михайловичем и православным народом» 22 апреля 1653 года святитель Афанасий был принят царем и подарил ему дары, среди которых были «образ Спасов в кивоте, крест деревянный резной, мощи Евангелиста Матвея, святое миро, составленное всеми четырьмя Вселенскими патриархами… мощи Св. Алексия Божия человека».
Около полугода находясь при дворе царя Московского Алексея Михайловича, патриарх Константинопольский несколько раз обращался к нему с челобитными грамотами, прося оказать посильную материальную помощь бедствующей патриархии. Так в одной из челобитных он писал: «начали на меня агаряне править Султановы не малыя подати, на Визиря и на иных ближних людей почести; что имел имения своего, все раздал и остальное бусурманам, и ещё занял с великим ростом, и видя их ненасытность, призвал к себе Архиереев и клириков и вельмож православных Христиан, и Патриаршеский свой престол на соборе, волею своею отдал, и ныне., опричь же Государя, к кому‑либо прибегнуть и в долгах своих помощь получить мне не от кого и потому, Государь пожаловал бы меня, богомольца своего, Царским своим жалованьем, как… Бог известит». Царь, видя бедственное положение патриархии, щедро одарил патриарха, о чем свидетельствует завещание патриарха Афанасия, где из 8 000 таллеров, пожертвованных царем, он повелел «… послать на гору Синайскую 3000 талеров, 300 во св. град Иерусалим и 300 в обитель Св. мученицы Анастасии, обретавшейся в Солунской его епархии; а 1600 талеров были распределены на 20 великих монастырей Св. горы Афонской».
Пребывая при царском дворе в Москве патриарх Константинопольский «13 октября 1653 г будучи на «отпуске» у государя, подал ему тетрадь, надписанную «Слово понуждаемое к… царю… Алексею Михайловичу…» (греч. подлинник, по‑видимому, не сохранился; известны 3 списка XVII‑XVIII вв. рус. перевода), где излагалась главная цель его приезда в Москву — побудить царя в союзе с Молдавией и Запорожским войском начать войну с турками, чтобы освободить порабощенные ими православные народы. После этого русский царь должен был занять престол греческих православных императоров, а Московский Патриарх — кафедру Вселенских Патриархов». К сожалению, дальнейшие политические события, а именно начавшиеся активные военные действия между Московским государством и Речью Посполитой за украинские земли, не дали возможности царю серьезно рассмотреть это предложение.
Еще одной важной страницей русско-константинопольских церковных взаимоотношений является активное участие патриарха Константинопольского Афанасия в церковной жизни Русской православной Церкви данного периода. Во время своего пребывания в Москве патриарх неоднократно участвовал в совершении богослужений в Московском Новоспасском монастыре, в Спасском соборе Теремного дворца, а в июне 1653 года он просил царя отпустить его со спутниками на богомолье в Троице — Сергиев монастырь, на что царь дал свое согласие. Принимал патриарх Афанасий и активное участие в реформах патриарха Московского Никона (1605-1681) по исправлению богослужебных книг и чинов. «По просьбе патриарха Никона он собственноручно написал «Чин архиерейского совершения литургии на Востоке»» и изложил чинопоследования диаконской и иерейской хиротонии. С этими изменениями и дополнениями этот чин лег в дальнейшем в основу русского новоисправленного печатного «Чиновника архиерейского служения» и используется в русской православной церкви до настоящего времени.
В конце декабря 1653 года Константинопольский патриарх Афанасий III (Пателларий) с богатыми дарами отправился из Москвы в обратный путь. Он ехал по украинским землям, охваченным освободительной войной Богдана Хмельницкого. Существует предположение, что святитель Афанасий принимал участие в Переяславской Раде (18 января 1654 г.), после чего некоторое время был почетным гостем Богдана Хмельницкого.
В конце февраля 1654 года патриарх серьезно заболел в дороге и вынужден был остановиться в Мгарском Свято-Преображенском монастыре на Полтавщине. Встречавшей его братии монастыря во главе с игуменом Петронием Левковичем он пророчески произнес «Желает душа моя в этом монастыре грешное мое тело похоронить». 5 апреля 1654 года это желание святителя Господь исполнил, и он мирно почил в окружении братии монастыря. Так закончилась земная жизнь святителя Константинопольского, вписавшего еще одну страницу в историю Вселенского православия и церковных взаимоотношений между Русской и Константинопольской Православными Церквями.
Подводя итог всему вышеизложенному хочется отметить важную роль, которую сыграли в историческом процессе обе стороны. Семнадцатый век явился временем становления Русской Православной церкви и занятия ею важного места среди православных церквей, временем возрастания могущества церкви в симфонии с государственной царской властью. Церковные взаимоотношения между двумя патриархатами в лице ее представителей дали с одной стороны возможность укрепится патриаршеству на Руси, а с другой стороны оказать духовную и материальную помощь православным церквям Востока, находившимся в это время в тяжелом духовном и материальном положении. Эпоха святых патриархов Афанасия и Никона стала благодатным временем для обеих церквей и Русская Православная Церковь по достоинству оценила их труды, причислив к лику святых Вселенского Православия.

Сивоппяс Ю. А.
Преподаватель Харьковской Духовной Семинарии
 
 
 
Другие новости по теме:

  • Святитель Афанасий, патриарх Цареградский
  • Святитель Афанасий, Лубенский чудотворец
  • Святитель Афанасий, Патриарх Цареградский, Лубенский чудотворец
  • ЗДЕСЬ ПОСКОРБИМ — ТАМ ОБЛЕГЧЕНИЕ БУДЕТ
  • С радостью мы молимся у Престола Божьего




  •  
      Просмотрено: 1016 раз Просмотров: 1016 автор: and 20 августа 2014 Напечатать Комментарии (0)