Воспоминания духовных чад Православана Харківщина, №9 (110) сентябрь 2011  
 
Известие о новопреставленном Митрополите Никодиме нам пришло поздним вечером. Мы долго ещё сидели молча, Комната погрузилась в молитвенную тишину. А потом, как-то незаметно для нас самих, мы стали по очереди вспоминать разные истории, связанные с Владыкой, разговаривая до поздней ночи…

Несомненно, мы знали Человека-Легенду!...
Уходит поколение тех носителей веры, которые вынесли на себе все тяготы того тяжелого времени гонений на церковь. Это те люди, которые поднимали и защищали свою святую Православную веру.
Мало найдется стран, в которых не побывал митрополит Никодим, где он всегда шел с проповедью Христа и Истины.
Есть разный стиль проповеди, митрополит Никодим говорил настолько сильно и трогательно, что, казалось, он разговаривает именно с тобой.
Он стоял у истоков восстановления Харьковской Епархии, которая быстро расцвела, именно благодаря  его трудам и молитвам.
Митрополит Никодим заботливо, по-отцовски, вникал в жизнь не только каждого прихода, но и в жизнь каждого священника. Болея душой за вверенные ему Богом Православные общины, он много ездил, часто посещая даже самые отдаленные сельские приходы. Старался поделиться колоссальным опытом, который приобрел за свою нелегкую жизнь.
В то тяжелое богоборческое время, открытых храмов было ещё не так много. И митрополит заботливо выращивал каждый приход, как цветок.

«Как можно служить Богу, когда вокруг храма всё бурьяном заросло!...»
Владыка был строг, но справедлив. Говорил прямо, как есть, но это было не обидно. Он мог, как никто другой, и пожурить, и похвалить, не делая различий между должностями и регалиями. Везде и для всех он был отцом - и для простого человека, и даже, для руководителя города.
Вспоминается такая история, которую рассказывают в Харьковской Епархии уже почти как притчу:
Как-то митрополит Никодим неожиданно приехал на один сельский приход. Батюшка служил Литургию. И что же сказал митрополит после службы?
— Как можно служить Богу, когда у тебя вокруг храма всё бурьяном заросло!...
Вот он такой был: строгий, требовательный. Но, прежде всего, к себе.
И была дисциплина! И порядок!

Кто я, и кто он!...
До последних дней Владыка обладал феноменальной памятью.
Рассказывает один батюшка ещё случай:
Как-то, совсем недавно, когда Владыка Никодим уже находился в своей старческой немощи, и почти никого не принимал, мне довелось попасть к нему на приём. Будучи молодым священником, мне нужно было получить наставления от владыки и решить некоторые важные приходские вопросы.
Зайдя к нему, мне думалось, что Владыка Никодим меня не помнит. Но он стал расспрашивать меня о моей службе. Он помнил все, спрашивая и о моей семье, и о моих детях (у меня их тогда было семеро), и о моем приходе, подробно вспоминая все мелочи.
И тогда я четко осознал всё величие этого человека:
«Кто я, и кто он! Какая высота!» … Владыке тогда шел девятый десяток.
И поцеловал в лобик…
Однажды, Господь подарил мне возможность стать практически участницей одного трогательного случая.
Одна маленькая девочка подбежала подарить Митрополиту Никодиму букетик цветов. Но Владыка уже сел в машину. Окружающие его иподьяконы уже собирались закрыть за Владыкой дверцу, остановили девочку:
— Все, все, уже поздно. Владыка уезжает.
Но Влыдыка заметил девочку и сам вышел к ней. Он принял детский подарок, по-отцовски, он обнял своими старческими руками её маленькую головку с косичками и поцеловал в лобик.
Это был день его 85-летия.
А девочка эта – была моя дочь…

«І тут лінивий!...»
Любил владыка и пошутить, обладая искрометным житейским украинским юмором.
Шло епархиальное собрание. Ругали одного священника: и в храме порядка нет, и службы не все служатся, какие положено…
И тут владыка спросил:
— А скільки в тебе дітей?
— Один, — ответил священник.
Тут Владыка махнул рукой и сказал: - І тут лінивий!
Весь зал засмеялся.

«Всё у тебя получается»…
Из рассказа одного батюшки:
Однажды, когда на меня навалились тяжелейшие жизненные обстоятельства, житейские хитросплетения, неприятности в личной жизни, болезнь дочери, я попросился к Владыке на прием. Владыка принял.
В сердцах, не зная с чего начать, я упал к Владыке на колени и заплакал:
«Владыко! Ничего у меня так и не получилось…»
А он так ласкаво, по-отцовски погладил меня по голове и сказал:
— Тебе только так кажется. Всё у тебя получается!»
Какое облегчение я испытал сию минуту. На душе появилась необъяснимая легкость, как буд-то  Владыка Николим принял всю мою боль на себя.
И на серце отлегло…

Ведь теперь всё будет хорошо!...
А вот ещё одно воспоминание:
Это были дни особых для меня неприятностей. Приехав в Свято-Покровский монастырь, надеясь утешиться в  монастырской молитве. И тут я увидела Владыку. Он сидел, отдыхая у себя на балкончике митрополичьего дома. Это были крайне редкие дни его выхода на прогулку и то, только на балкон — немощь плоти брала свое.
— Благословите, Владыко!
Неожиданно  он повернул ко мне голову и широко благословил.
Какова же была моя радость! Как на крыльях, переполненная благодарностью, я снова сделала глубокий поясной поклон. И опять, и опять… Мне хотелось взлететь. А ответы на все мои жизненные вопросы, один за одним, стали приходить мне в голову.
И радость — неземная, благодатная!... Ведь теперь всё будет хорошо!
Владыке тогда было – 89 лет.

«Я вас всех люблю!...»
Мне четко врезались в память его последние слова, сказанные владыкой в свой 90-летний юбилей:  «Я уже плохо говорю. Но вы должны чувствовать моё сердце — я вас всех люблю!»
Тогда плакали все.  Даже мужчины.
Потому что Владыку тоже любили…

Известие о новопреставленном Митрополите Никодиме нам пришло поздним вечером. Мы долго ещё сидели молча, Комната погрузилась в молитвенную тишину. А потом, как-то незаметно для нас самих, мы стали по очереди вспоминать разные истории, связанные с Владыкой, разговаривая до поздней ночи…

Несомненно, мы знали Человека-Легенду!...
Уходит поколение тех носителей веры, которые вынесли на себе все тяготы того тяжелого времени гонений на церковь. Это те люди, которые поднимали и защищали свою святую Православную веру.
Мало найдется стран, в которых не побывал митрополит Никодим, где он всегда шел с проповедью Христа и Истины.
Есть разный стиль проповеди, митрополит Никодим говорил настолько сильно и трогательно, что, казалось, он разговаривает именно с тобой.
Он стоял у истоков восстановления Харьковской Епархии, которая быстро расцвела, именно благодаря  его трудам и молитвам.
Митрополит Никодим заботливо, по-отцовски, вникал в жизнь не только каждого прихода, но и в жизнь каждого священника. Болея душой за вверенные ему Богом Православные общины, он много ездил, часто посещая даже самые отдаленные сельские приходы. Старался поделиться колоссальным опытом, который приобрел за свою нелегкую жизнь.
В то тяжелое богоборческое время, открытых храмов было ещё не так много. И митрополит заботливо выращивал каждый приход, как цветок.

«Как можно служить Богу, когда вокруг храма всё бурьяном заросло!...»
Владыка был строг, но справедлив. Говорил прямо, как есть, но это было не обидно. Он мог, как никто другой, и пожурить, и похвалить, не делая различий между должностями и регалиями. Везде и для всех он был отцом - и для простого человека, и даже, для руководителя города.
Вспоминается такая история, которую рассказывают в Харьковской Епархии уже почти как притчу:
Как-то митрополит Никодим неожиданно приехал на один сельский приход. Батюшка служил Литургию. И что же сказал митрополит после службы?
— Как можно служить Богу, когда у тебя вокруг храма всё бурьяном заросло!...
Вот он такой был: строгий, требовательный. Но, прежде всего, к себе.
И была дисциплина! И порядок!

Кто я, и кто он!...
До последних дней Владыка обладал феноменальной памятью.
Рассказывает один батюшка ещё случай:
Как-то, совсем недавно, когда Владыка Никодим уже находился в своей старческой немощи, и почти никого не принимал, мне довелось попасть к нему на приём. Будучи молодым священником, мне нужно было получить наставления от владыки и решить некоторые важные приходские вопросы.
Зайдя к нему, мне думалось, что Владыка Никодим меня не помнит. Но он стал расспрашивать меня о моей службе. Он помнил все, спрашивая и о моей семье, и о моих детях (у меня их тогда было семеро), и о моем приходе, подробно вспоминая все мелочи.
И тогда я четко осознал всё величие этого человека:
«Кто я, и кто он! Какая высота!» … Владыке тогда шел девятый десяток.
И поцеловал в лобик…
Однажды, Господь подарил мне возможность стать практически участницей одного трогательного случая.
Одна маленькая девочка подбежала подарить Митрополиту Никодиму букетик цветов. Но Владыка уже сел в машину. Окружающие его иподьяконы уже собирались закрыть за Владыкой дверцу, остановили девочку:
— Все, все, уже поздно. Владыка уезжает.
Но Влыдыка заметил девочку и сам вышел к ней. Он принял детский подарок, по-отцовски, он обнял своими старческими руками её маленькую головку с косичками и поцеловал в лобик.
Это был день его 85-летия.
А девочка эта – была моя дочь…

«І тут лінивий!...»
Любил владыка и пошутить, обладая искрометным житейским украинским юмором.
Шло епархиальное собрание. Ругали одного священника: и в храме порядка нет, и службы не все служатся, какие положено…
И тут владыка спросил:
— А скільки в тебе дітей?
— Один, — ответил священник.
Тут Владыка махнул рукой и сказал: - І тут лінивий!
Весь зал засмеялся.

«Всё у тебя получается»…
Из рассказа одного батюшки:
Однажды, когда на меня навалились тяжелейшие жизненные обстоятельства, житейские хитросплетения, неприятности в личной жизни, болезнь дочери, я попросился к Владыке на прием. Владыка принял.
В сердцах, не зная с чего начать, я упал к Владыке на колени и заплакал:
«Владыко! Ничего у меня так и не получилось…»
А он так ласкаво, по-отцовски погладил меня по голове и сказал:
— Тебе только так кажется. Всё у тебя получается!»
Какое облегчение я испытал сию минуту. На душе появилась необъяснимая легкость, как буд-то  Владыка Николим принял всю мою боль на себя.
И на серце отлегло…

Ведь теперь всё будет хорошо!...
А вот ещё одно воспоминание:
Это были дни особых для меня неприятностей. Приехав в Свято-Покровский монастырь, надеясь утешиться в  монастырской молитве. И тут я увидела Владыку. Он сидел, отдыхая у себя на балкончике митрополичьего дома. Это были крайне редкие дни его выхода на прогулку и то, только на балкон — немощь плоти брала свое.
— Благословите, Владыко!
Неожиданно  он повернул ко мне голову и широко благословил.
Какова же была моя радость! Как на крыльях, переполненная благодарностью, я снова сделала глубокий поясной поклон. И опять, и опять… Мне хотелось взлететь. А ответы на все мои жизненные вопросы, один за одним, стали приходить мне в голову.
И радость — неземная, благодатная!... Ведь теперь всё будет хорошо!
Владыке тогда было – 89 лет.

«Я вас всех люблю!...»
Мне четко врезались в память его последние слова, сказанные владыкой в свой 90-летний юбилей:  «Я уже плохо говорю. Но вы должны чувствовать моё сердце — я вас всех люблю!»
Тогда плакали все.  Даже мужчины.
Потому что Владыку тоже любили…
 
 
 
Другие новости по теме:

  • «Это благословение для любого народа и для Церкви иметь такого святителя»
  • Решение вопроса в начале 90-х годов о канонизации Слобожанских святых
  • Из книги отзывов
  • Начинаю учиться, говорить, слушать, понимать
  • Слово архиепископа Изюмского Онуфрия




  •  
      Просмотрено: 1087 раз Просмотров: 1087 автор: and 17 октября 2011 Напечатать Комментарии (0)