О мученической кончине царской семьи Пресс-служба » Православана Харківщина » №7 (96) июль 2010  
 
О мученической кончине  царской семьиПризывом к миру всего мира начал Государь Николай свое безмятежное, казалось, и благословенное царствование, и когда он впервые увидел себя вынужденным обнажить меч для защиты России сначала от внешних, а потом от внутренних врагов, его сердце невольно сжалось от боли.
Это были, несомненно, одни из самых счастливых дней его царствования, когда пред ним отверзлись заветы родной истории, и он ощутил в сердце таинственный голос, зовущий его к осуществлению высокого призвания русскою народа. С терпением превозмогая все невзгоды войны, он бодро шел навстречу этому грядущему светлому дню торжествующей правды и мира. Но, увы! Народ не претерпел до конца великого испытания и потому не венчался венцом победы. Увлеченный духом обольщения и соблазна, он сошел с тесного пути подвига, на который был поставлен рукою Промысла, и устремился на широкие пути своеволия и беззакония...
Подобно Иову, в день которого Государю по воле Божией суждено было увидеть свет, последний в одно мгновение лишился и славы, и богатства, и царства, и друзей. Лишь немногие из близких к нему лиц захотели пить с ним чашу страданий и остались верны ему до конца. Господь оставил Страстотерпцу-Государю только одно
утешение сравнительно с Иовом — это любящую и самоотверженно преданную ему семью, но, увы! Она должна была делить с ним одни унижения и скорби и потому иногда служила для него невольным источником новых страданий.
Тягчайшим из всех бедствий, какие внезапно упали на главу повелителя всей России, было, несомненно, лишение личной свободы — этого драгоценнейшего блага, которым обладали миллионы его подданных и которого Бог не захотел отнять у самого великого ветхозаветного страдальца — патриарха Иова. Заключенный под стражу, Государь должен был испытывать всю горечь неволи и всю жестокость человеческой неблагодарности. Люди, еще недавно трепетавшие от одного взгляда его и ловившие улыбку его, как живительный луч солнца, теперь подвергали его самым грубым оскорблениям, глумились не только над ним, но и над его семьей.
По мере приближения к своему исходу вся семья доблестных страдальцев с истинным царственным величием все выше и выше поднимается над землей и достигает, как об этом свидетельствуют последние письма их, исповеднической крепости веры, мученического незлобия и всепрощения к врагам своим.
Смерть застала всех их вполне созревшими для вечности; однако самая обстановка неожиданной казни их должна была причинить им новые тяжкие, хотя уже последние страдания. Для юных царских детей, увядавших в самом расцвете жизни, образ насильственной смерти ужасен был особенно потому, что они впервые встречались с ним лицом к лицу, и один вид безсердечных палачей должен был привести в содрогание нежную душу их. Сердце же родителей раздиралось на части от одной мысли, что ради них влекутся на заклание ни в чем не повинные дети, и они, эти несчастные царственные родители, подобно мученице Софии, прошли сквозь горнило смерти несколько раз, умирая одновременно с каждым из своих чад.
Великомученический подвиг русского царя Николая II почти не имеет равного себе в истории последних веков, и только здесь, на этой трепетной и таинственной Голгофе, мы уразумеваем сокровенный смысл креста, возложенного на него и вместе с ним на всю семью его свыше...

 

Митрополит Анастасий (Грибановский)

 
 
 
Другие новости по теме:

  • Грех цареубийства
  • ПАМЯТИ МУЧЕНИКОВ
  • Двунадесятый праздник Успение Пресвятой Богородицы
  • Введение во Храм Пресвятой Богородицы
  • В ЧЕМ СМЫСЛ НАШИХ СТРАДАНИЙ




  •  
      Просмотрено: 1642 раз Просмотров: 1642 автор: admin 13 августа 2010 Напечатать Комментарии (0)