Борьба с беззаконием — утверждение правды Пресс-служба » Православана Харківщина » №7 (96) июль 2010  
 
Густая морось раннего мартовского дня плотно сковывала все вокруг. Неизвестность тяжелого предчувствия чего-то плохого угнетающе давила на меня.
В квартиру позвонили долго и тревожно. За дверью стоял красивый незнакомец. «Я — водитель Григория Ивченко, Андрей. — вежливо представился он и, почему-то отводя глаза в сторону, подчеркнуто нейтральным тоном продолжал: — Григорий Иванович просит Вас срочно приехать к нему домой. Машина ожидает у подъезда.
«Гриша ..., — ударила в сердце страшная догадка — Господи, помилуй! Нет, нет!» Усилием воли пытаюсь подавить возникшую вместе с ней боль чувства тревоги и страха. Он просто зовет меня в гости, ведь завтра 8  марта».
Мы с Гришей знаем друг друга с того времени, с которого помним себя. Мои и его родители, родители наших родителей были очень дружны. А мы, купаясь в атмосфере их любви, там в детстве, чувствовали себя родными.
Дверь квартиры Ивченко открыла Оксана, жена Григория. Она, воплощение самого оптимизма, сейчас была какая-то иная, сникшая, тихая. «Гриша там», — указала мне на спальню. Григорий лежал на кровати. Левая нога возвышалась на подушках, вся в гипсе. Часть головы покрывали наклейки лейкопластыря, из-под краев которого видны были свежие шрамы, остальная часть темнела коротким «ежиком» волос, явно не так давно сбритых. Множество следов уже подживших ссадин, шрамов густо располагались на лице, шее, руках. Господи, прости и помилуй нас, грешных!
Мне стыдно было посмотреть ему в глаза: я — здоровая, а его как же изуродовано ... Бедный Гриша. Тянулись секунды молчания. Встретившись взглядом, мы поздоровались и этот неунывака, который даже в детстве не плакал, когда над ним измывались старшие пацаны, этот, сам в юности «гроза» райцентра, а теперь — солидный деловой человек ... расплакался как ребенок-безутешно, по детски навзрыд. Понятно, что не из-за травмы. Здесь чувствовалось больше — глубокая внутренняя душевная рана, не дающая ему покоя. Его как бы прорвало. Слава Богу! Плачь, Гриша, плачь. Полегчает, все образумится. И вправду, его лицо, он сам весь становился светлее, как будто бы со слезами выливалась и боль из его израненной исстрадавшейся души. Слава Богу!
Затем Гриша скупо поведал мне свою историю. «Произошло ДТП. Полтора месяца тому назад, в середине января, днем я повез в поселок к своей дочери малолетнего внука Ванечку, гостившего у нас несколько дней. Приехав, поставил личный автомобиль «Нива», которым сам управлял, на стоянке возле кафе, расположенного у обочины центральной улицы поселка, соединяющей город Харьков с районным центром. Дом дочери был рядом. Взяв Ванюшку на руки, понес его к маме. Немножко отдохнув, попив чаю на дорожку, попрощался с детьми и хотел возвращаться в Харьков. Отъехав со стоянки и приблизившись вплотную к проезжей части дороги, приостановился, чтобы убедиться, нет ли вблизи движущихся автомобилей со стороны Харькова, т.е. слева по ходу моего движения. Полоса была свободна и я начал маневр разворота. Когда передними колесами автомобиль пересек осевую линию, то я снова стал притормаживать, чтобы убедиться, нет ли вблизи автомобилей, движущихся справа, в направлении Харькова.
Посмотрел вправо. Да, какой-то синий легковик едет со стороны райцентра. В этот момент почувствовал сильный удар слева в мой автомобиль. От этого удара вся левая сторона моего тела была травмирована. Сознания я не терял, поэтому помню, что «Ниву» опрокинуло на правый бок и она двигалась какой-то отрезок времени в таком положении куда-то в сторону, в обратном направлении, а затем от повторного удара, опрокинулась на крышу. Подталкиваемая чем то, цепляясь крышей об асфальт, раскачиваясь и подпрыгивая, громыхая она еще долго, очень долго двигалась на крыше. Салон автомобиля плющило, ломало, рвало. Он быстро становился меньше и уже со всех сторон все теснее и теснее меня зажимали осколки стекла и металла. Так длилось вечность. Затем «Нива» стала подпрыгивать, так как будто бы ее тащили по кочкам, а далее с разгону о что-то ударилась, и, подпрыгнув выше, чем перед этим, наконец остановилась. Я уже осознал, что произошло столкновение автомобилей. Наибольшее счастье для меня — это быть вместе с Ванечкой.
А теперь я впервые обрадовался, что его нет рядом со мной. Бог миловал моего Ванечку. И  такая радость, такое блаженство меня охватили! Слава Тебе, Господи. Я  только и жил этой радостью. Она меня держала.
Затем люди меня вытащили из автомобиля, я лежал на обочине, прямо на земле в одном костюме. Дубленка и шапка, наверное, остались в автомобиле, не знаю. Я видел, что мою «Ниву» снесло аж на обочину, далеко от того места, где произошел удар. Вблизи от нее стояла желтая «копейка» со сплющенным передом. В ней сидели какие-то ребята. Я слышал, как собравшиеся люди ругали водителя «копейки», кричали: «Ты же пьяный! Что ты наделал?» Затем приехала «Скорая» и меня увезла в больницу в Харьков. Там меня госпитализировали в травматологическом отделении. Вскоре, в течении часа, в палату, где я находился, положили еще троих молодых ребят с травмами. Они все были пьяны. Впоследствии выяснилось, что это пассажиры того автомобиля, который наехал на мою «Ниву».
Водителя тоже привезли в больницу, уже ночью. Его поместили в другой палате. Лечиться в такой «компании» было тяжело. Ребята постоянно надо мной насмехались, цинично заявляли, что их водитель хоть и был пьян, но он меня «засадит», а их я должен теперь «кормить всю жизнь». Об этом специально громко, но как-бы между собой, вели разговоры и их посетители, которые часто были общие у них с водителем Жигулей». Я молчал, не связывался с ними. Терпел. Был спокоен за исход дела, потому, что уверен в том, что я не виноват. Выписался домой. Вчера встречался со следователем. Он мне сразу заявил, что водитель «Жигулей» не виноват. Когда я попытался объяснить ему, что люди видели этого водителя пьяным на месте ДТП, он твердо мне сказал: «Водитель «Жигулей» был трезв.
И этому есть доказательства — справка из больницы. Разговор на эту тему закончен!». Следователь дал мне прочитать эту справку. Действительно, такая справка в уголовном деле есть. Если я виноват, пусть меня наказывают. Но я не чувствую своей вины. Моя совесть чиста. Как я мог уступить этим «Жигулям» дорогу, если его в начале разворота не было видно, я вообще не знаю до сих пор, откуда он взялся. Этот автомобиль я увидел только после столкновения, когда раненый лежал на земле. Я тебе не вру. Я не ответственности боюсь. Я от этой лжи задыхаюсь, а за нее в деле такие доказательства. Как же я теперь появлюсь перед своими земляками в райцентре? Они будут тыкать на меня пальцем и смеяться: «Это Гриша, которого надурил пацан, а он не смог отстоять правду». Помоги, Люда.
Он и вправду тяжело дышал. Лицо резко побледнело, лоб покрылся холодной испариной. Веки тяжело опустились на исстрадавшиеся глаза. Я быстро открыла форточку. Холодный поток воздуха упал прямо на кровать. Гриша, разбитый кошмаром воспоминаний и обиды, потихоньку стал приходить в себя. Как же я его понимаю. Он не врал. Я знаю это. Я просто уверена. Он правдолюбец. Хоть и попадало ему за это частенько, но никогда не прятал голову в песок. Гриша. Бог не в силе, а в правде!
Спасибо тебе за доверие. Оно обязывает меня. Что ж, будем работать вместе. Глаза его затеплились надеждой.
Рассказ Григория дополнили его жена и водитель. От них я узнала, что очевидцы происшествия видели, как желтый автомобиль «Жигули» двигался со стороны Харькова по центральной улице поселка посередине дороги со скоростью около 120 км/час, не менее. На этой же скорости он и въехал в «Ниву», опрокинул ее и, продолжая двигаться, толкал ее, опрокинутую на крышу, впереди себя по асфальту, а затем по обочине, более 12 метров, пока «Нива» не уперлась в насыпь грунта перед домовладением, расположенным у трассы. Место ДТП было расположено в зоне действия дорожного знака «движение не более 40 км/час», а рельеф местности ограничивал обзор видимости. Все очевидцы на месте ДТП видели водителя «Жигулей» и его пассажиров с явно выраженными признаками алкогольного опьянения. Все видели, что Гришу и троих пассажиров «Жигулей» увезли на автомобилях «Скорой помощи» в больницу в Харьков, а пьяного водителя «Жигулей», который тоже был травмирован, — нет. Работники милиции к нему близко никого не подпускали. Только когда прибыла «Скорая» из райцентра, его поместили в этот автомобиль. Еще часа два и «Скорая» и работники милиции оставались на месте ДТП. Затем приехал отец водителя «Жигулей». Многие из собравшихся людей знали его лично. Он — известный в районе человек. Работники милиции и отец водителя поговорили между собой и все, в том числе и «Скорая», уехали в райцентр.
Мне рассказали так же, что водитель «Жигулей» неоднократно был виновником ДТП, правда без пострадавших, и ему «все сходило с рук».
Полученной информации я доверяла полностью, поскольку со всеми членами семьи Ивченко у меня были доверительные отношения. Не надо было тратить время и силы на перепроверку фактов, уточнение обстоятельств, как часто бывает из-за неискренности подзащитных или их желании о чем-то умолчать, либо «подкрасить» себя в белый цвет. Картина была предельно ясна. Анализ полученной информации позволил мне сделать следующие выводы:
1. следствие по уголовному делу было поражено смертельным ядом, именуемым «ложь в законе»;
2. истинные обстоятельства событий ДТП обретут возможность найти свое законное место в уголовном деле лишь при условии ликвидации источника этого яда;
3. действовать нужно в такой последовательности: вначале «вычислить» источник этого яда, затем определить надежный способ его ликвидации, приступить непосредственно к ликвидации этого источника яда, действуя по ситуации.
В нашем случае найти его гораздо проще, чем ликвидировать. Вы уже поняли, где он. И не ошиблись. Да, это действительно справка лечебного учреждения на имя водителя «Жигулей» о том, что он трезв, датированная днем совершения ДТП.
А вот как аннулировать эту ложь? Давайте будем думать вместе. Я прошу вашего участия в обсуждении этого вопроса по той причине, что, возможно, не один Гриша находится в таком положении. Ведь ежегодно, как свидетельствует статистика, на земной планете в ДТП гибнут шесть миллионов человек, а от полученных травм страдает людей во много раз больше. И не всегда служители Фемиды действуют безпристрастно. Поэтому, мы обязаны учиться защищать себя и своих близких от различных беззаконий. Обязанность защищать требует в свою очередь умения правильно реализовывать свои права, предусмотренные законом, а не просто откупаться взятками. Отстаивание своих прав законными методами — борьба с беззаконием, иными словами — борьба с ложью, утверждение правды. В правде Бог. Значит это — служение Богу, наша святая обязанность.
(Продолжение следует)
Колесник
Людмила Васильевна
 
 
 
Другие новости по теме:

  • Ты научи меня любить
  • Я вижу его ласковые глаза
  • Стихи наших читателей.
  • Стихи Святослава Зорича
  • Любовь к себе




  •  
      Просмотрено: 1700 раз Просмотров: 1700 автор: admin 13 августа 2010 Напечатать Комментарии (0)