Светлой памяти митрополита Харьковского и Богодуховского Стефана Православана Харківщина, №3 (92) март 2010  
 
altВ декабре 2009 года с сотрудниками Церковно-исторического музея Харьковской епархии связались родственники приснопамятного митрополита Харьковского и Богодуховского Стефана (Проценко; † 1960), проживающие в Кировограде – Наталья Мищенко и Людмила Гордиенко, выразившие желание приехать в Харьков, поклониться могиле почившего святителя и побывать в храмах того города, где жил и трудился в проповеди правды Божией для спасения людей один из выдающихся архипастырей Русской Православной Церкви первых послевоенных десятилетий минувшего XX века.
Митрополит Стефан (в миру – Степан Максимович Проценко) родился 2 (по ст.ст.) августа (день перенесения из Иерусалима в Константинополь мощей святого апостола от семидесяти, архидиакона и первомученика Стефана (около 428 года)) 1889 года в селе Палеевке Ямпольского уезда на Черниговщине (ныне Сумская область) в семье сельского учителя. «Моя родная прабабушка, Варвара, - рассказывает Наталья Мищенко, - старшая сестра владыки Стефана. Еще в семье Проценко были самый старший сын Евмений и младшие дочь и сын: Степанида (позднее она жила в Харькове и несла послушание в Архиерейском доме, владыка был крёстным отцом её дочери Марии) и Федот (после получения юридического образования и окончания аспирантуры он работал прокурором в Москве, и, к сожалению, хоть и был самым младшим в семье, первым ушёл из жизни)». Уже в раннем детстве будущий владыка знал наизусть первоначальные молитвы, тропарь и кондак праздника Рождества Христова.
Прослушав три курса Киевской Духовной академии, Степан Проценко в 1918 году поступил в Нежинский историко-археологический институт, который закончил в 1922 году по историческому отделению (в некоторых изданиях встречаются указания, что до поступления в Духовную академию будущий митрополит окончил Агрономический институт.
«Позднее владыка, короткое время поработавший учителем, признавался, - вспоминает Наталья Мищенко, - что педагогическое поприще не его призвание. Но любовь к детям, присущую митрополиту Стефану, подтверждают воспоминания покойного старшего брата моей мамы, Андрея. Он доводился владыке внучатым племянником, и в один из приездов в Харьков получил необыкновенный для мальчишки того времени подарок: велосипед и командирские часы. Когда Андрей подрос, владыка дал ему две старинные монеты из золота и серебра. Одна из них, вместе с нательным крестиком, также подаренным митрополитом Стефаном, бережно хранится как фамильная ценность нашей семьи».
5 марта 1922 года Степан Проценко рукоположен в сан священника и назначен настоятелем Свято-Троицкой церкви села Носовки Черниговской области. Благодать хиротонии во пресвитера отец Стефан восприял от святительских рук епископа (с 1923 года – архиепископ) Пахомия (Кедрова; † 1937), архипастыря бессребренника, аскета, смиренномудрого молитвенника, человека разносторонних интересов, богато наделённого от Господа (обладая феноменальной памятью, владыка напамять декламировал поэму Александра Блока «Двенадцать»). Вскоре епископ Пахомий совершил монашеский постриг отца Стефана, а 24 ноября 1922 года возвёл его в сан архимандрита. Промыслительно, что архиерейскую хиротонию самого владыки Пахомия, святительской десницей которого было положено начало пастырского служения будущего Харьковского митрополита, в 1911 году совершил в Почаевской Лавре архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий; † 1936), с 1914 по 1918 годы – архиепископ Харьковский и Ахтырский. Первые годы архипастырского делания епископа Новгород-Северского Пахомия, викария Черниговской епархии проходили под водительством священномученика Василия (Богоявленского), архиепископа Черниговского и Нежинского, с 1909 по 1911 годы – епископа Сумского, викария Харьковской епархии.Светлой памяти митрополита Харьковского и Богодуховского Стефана
26 августа / 8 сентября 1926 года митрополитом Нижегородским Сергием (Страгородским; † 1944), заместителем Патриаршего Местоблюстителя (впоследствии – Святейший Патриарх Московский и всея Руси) в Нижнем Новгороде архимандрит Стефан (Проценко) хиротонисан во епископа Козелецкого (Козельщанского), викария Черниговской епархии.
«В истории Русской Православной Церкви, - отмечает один из современных отечественных исследователей, - вероятно, не было более тяжелого периода, чем 20–30-е годы XX века…Это время самых яростных гонений на неё извне, по своей ожесточённости ничуть не уступающих гонениям первых веков христианства». Подтверждением этих слов служит тот, факт, что кафедральным собором епископа Козелецкого Стефана оставался Свято-Троицкий храм села (!) Носовки. В 1934 году преосвященный Стефан назначен епископом Черниговским и Носовским.
С 1930 года началось массовое закрытие и разрушение православных храмов: за 1933 – 1936 годы количество храмов Черниговской епархии вследствие гонений уменьшилось с 300 до 48. После закрытия Троицкого собора в 1936 году владыка Стефан вместе с председателем церковного совета ездил в Киев на приём в Центральный исполнительный комитет УССР с ходатайством об открытии собора, но просьба была отклонена. 23 июля 1936 года епископ Стефан был арестован и 2 июня 1937 года, без ссылки на статью закона, особым совещанием при НКВД СССР приговорен к 5 годам заключения по обвинению в руководстве нелегально существующей контрреволюционной организацией церковников и проведении активных антисоветских действий. Отбывал наказание в Красноярском исправтрудлагере, откуда освобожден 15 мая 1942 года, пробыв в заключении пять лет и десять месяцев (заключением заместителя прокурора Черниговской области от 8 августа 1989 года Проценко Стефан Максимович реабилитирован на основании статьи I Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года. В 1942 году, в сане архиепископа, перемещён на Уфимскую кафедру. В сентябре 1943 года участвовал в Соборе русских архиереев, на котором Патриархом Московским и всея Руси был избран Блаженнейший Сергий, Митрополит Московский и Коломенский, Патриарший Местоблюститель.
С 24 мая 1944 года – архиепископ Полтавский и Кременчугский. 22 февраля 1945 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием I «во внимание к архипастырским трудам и патриотической деятельности» награждён правом ношения креста на клобуке. 5 июня 1945 года архиепископ Стефан перемещён, после многолетнего отсутствия правящего архиерея, на Харьковскую кафедру: «для верующих харьковчан это был двойной праздник: вся страна в эти дни праздновала великую победу нашего народа, которую милостию Божией одержал он в Великой Отечественной войне. Храмы на Харьковщине были переполнены тогда молящимся народом, особенно женщинами, потерявшими близких в годы войны. В церкви эти страдалицы искали и находили утешение».
Ревностный архипастырь много заботился о вверенной ему епархии: отстаивал соблюдение церковных традиций благочестия в жизни духовенства (об этом свидетельствует обращение владыки к священнослужителям епархии, в 1947 году опубликованное в «Журнале Московской Патриархии» под названием «Памятка священнослужителя» - замечательный образец пастырского богословия и один из первых опытов того предметного направления, которое в 1960-х годах известный профессор-протоиерей Алексий Остапов († 1975) сформулирует как «пастырскую этику»), рукополагал достойных кандидатов в священный сан. Вразумляя бесчинных, принимал через покаяние в церковное общение прежде уклонившихся в раскол. Нелегкая стезя врачевания последствий множества расколов и нестроений, которые были трагической отметиной периода 1920-х – первой половины 1940-х годов – одна из сторон архипастырского делания высокопреосвященного архиепископа Стефана.
В 1947 году владыка награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945гг.».
«Но не всё так гладко и мирно в управлении епархией начиналось у архиепископа Стефана, - писал протоиерей Михаил Скорик. – На следующий год после назначения на Харьковскую кафедру Облисполком, проигнорировав просьбу верующих, своим решением от 15 февраля 1946г. отобрал все здания Покровского монастыря и передал их Краеведческому музею. Ходатайства архиепископа Стефана, адресованные Патриарху Алексию и другим инстанциям, не дали положительного результата». Уже в первые послевоенные годы число православных монастырей Русской Церкви постепенно сократилось со 101 (общая численность в 1945 году) до 85 (на 1 января 1948 года). На протяжении десятилетий положение Церкви было таким, что голос духовенства и мирян выслушать не было возможности – созданный 14 сентября 1943 года Совет по делам Русской Православной Церкви осуществлял функцию неограниченного жёсткого контроля над церковной жизнью.
В 1948 году Харьков с первосвятительским визитом посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I. На молитвенную память Первоиерарху Русской Православной Церкви архиепископ Харьковский и Богодуховский вручил две панагии и крест из кипарисового дерева тонкой художественной работы и святую Озерянскую икону Божией Матери – Небесную Покровительницу богохранимой Слобожанской земли. Во время своего визита Патриарх Алексий разрешил вопрос о почитании в лике местночтимых святых архиепископа Харьковского и Ахтырского Мелетия (Леонтовича). Ещё до своего до своего посещения Харькова Святейший Патриарх благословил владыке Стефану перенести мощи святителя Мелетия в Свято-Благовещенский собор из Свято-Трёхсвятительского храма, где они пребывали с 1935 года. В том же году «Журнал Московской Патриархии» опубликовал статью архиепископа Стефана «Харьковский Святитель Мелетий Леонтович», посвящённую Небесному покровителю и заступнику Харьковщины, народное почитание которого, как праведника Божия, началось вскоре же после его блаженной кончины. В 1978 году стараниями и заботами приснопамятного митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова; † 1978) и архиепископа (ныне – митрополит) Харьковского и Богодуховского Никодима, преодолевших немалые трудности, святитель Мелетий, архиепископ Харьковский и Ахтырский, был канонизирован, и его имя внесено во всероссийские святцы
Секретарь митрополита Стефана протоиерей Евгений Садовский отмечал: «Архипастырь никогда не оставлял без богослужения ни одного воскресного и праздничного дня, как в приходских церквах Харькова и его окрестностей, так и в кафедральном Благовещенском соборе, благоукрашению которого он уделял очень много забот и внимания, благодаря чему храм приведён в блестящее состояние. Но что особенно ценно было в почившем архипастыре, что делало его таким близким и дорогим для верующих, – так это любовь и отзывчивость: никто из посетителей не уходил от него, не получив утешения, и молва о нём как «благостном владыке» далеко не ограничивалась пределами Харьковской епархии».
В 1950 году по благословению архиепископа Харьковского и Богодуховского Стефана началась реставрация Свято-Благовещенского собора города Харькова, о котором сам владыка отзывался так: «Собор производит весьма сильное впечатление, прежде всего, величественностью, монументальностью и вместе с тем лёгкостью архитектурных форм». После восстановительных работ владыкой был освящен нижний храм собора в честь святого архидиакона и первомученика Стефана (в годы управления Харьковской епархией (1914-1918) митрополита Антония (Храповицкого) освящённый в честь преподобного Антония Римлянина, Новгородского). В том же 1950 году архиепископ Стефан выступил в Москве на Всесоюзной конференции защитников мира, в своём патриотическом служении осознавая необходимость сохранения мира, как заповеданного Богом блага, священного памятования о сложивших свои головы за Отечество в исполнении Христовой заповеди: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15,13).
Торжественно отмечавшиеся верующими чадами епархии 25-летие святительского служения высокопреосвященного архиепископа Стефана (приуроченное в 1951 году, всвязи с отъездом владыки для лечения на Кавказ, к дню тезоименитства), и 30-летний юбилей епископского служения, отмеченный торжественным богослужением в Благовещенском кафедральном соборе наглядно продемонстрировали глубину любви и уважения к харьковскому иерарху.
«Как помнят и рассказывают очевидцы, - писал протоиерей Алексий Кобзев. – в день своего Ангела владыка непременно всех благословлял и неизменно дарил бублики, которым были чрезвычайно рады». Эта традиция, вероятно, была связана с детскими воспоминаниями владыки. «Малыши на второй день Пасхи рано утром гурьбой бегут из хаты в хату: «Христос Воскресе! Будьте здоровеньки, поздравляем с праздником!» – им дарят бублики (баранки), а родственники и близкие соседи дарят крашенки. Большое удовольствие христосовальнику обвешать себя с шеи до ног и хвалиться друг перед другом, у кого больше. Эти бублики, вернее бублички, небольшие, хорошо выпеченные, есть собственность христосовальников. Целые пасхальные святки они играют на эти бублики, катают их по земле, по зелени, и к концу пасхальной недели трудно бывает различить, из какого теста сделаны эти бублики, но их не выбрасывают: хозяева их тщательно вымывают и с аппетитом кушают, угощая друг друга» – так он описывал празднование Светлого Христова Воскресения в родной Палеевке.
О величии духовного единства во Христе, красоте и святости канонического единомыслия, о исполнении апостольского завета «Братолюбие между вами да пребывает» (Евр.13,1) свидетельствуют дружественные связи митрополита с иерархами Грузинской Православной Церкви. В экспозиции Церковно-исторического музея Харьковской епархии хранится фотоснимок, на котором владыка Стефан во время речной прогулки на пароходе «Доронин» по каналу имени Москвы, организованной для участников торжеств по случаю 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви в июле 1948 года, сидит рядом с 82-летним Святейшим и Блаженнейшим Католикосом – Патриархом всей Грузии Каллистратом (Цинцадзе; † 1952). В 1952 году в Сионском соборе архиепископ Стефан вместе со святителем Лукой исповедником, архиепископом Симферопольским и Крымским и митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем; † 1961) участвовал в погребении блаженнопочившего духовного отца Грузии, для «Журнала Московской Патриархии» написал статью о новоизбранном Святейшим Католикосом – Патриархом Патриаршем Местоблюстителе Митрополите Мелхиседеке (Пхаладзе; † 1960). В Благовещенском соборе Харькова по приглашению владыки архиепископа Стефана совершал Божественную литургию митрополит Кутаисский (по другим данным – Батумо-Шемокмедский и Чкондидский) Ефрем (Сидамонидзе; † 1972), которого в 1960 году, воспев «мравалжамиер» («многая лета»), грузинский народ избрал 144-м Католикосом-Патриархом, Архиепископом Мцхетским и Тбилисским. Автору этих строк доводилось слышать от харьковских старожилов,что был знаком владыка Стефан и с недоучившимся в Тифлисской Духовной семинарии Иосифом Джугашвили, но правда это или легенда, раскроют, возможно, будущие исследования.
Со всей вероятностью можно предположить, что попечением Харьковского архиепископа Стефана, пользовавшегося, без преувеличения, глубоким уважением в среде епископата, приходского духовенства и мирян, были призваны к архипастырскому служению настоятель Свято-Казанского храма города Харькова протоиерей Алексий Шарапов ( † 1959) (впоследствии – епископ Полтавский и Кременчугский Серафим) и настоятель Свято-Благовещенского собора города Харькова архимандрит Андрей (Сухенко; † 1973) (впоследствии – архиепископ Омский и Тюменский), с 1933 года проходивший пастырское служение в Черниговской епархии и исполнявший послушание секретаря епископа Стефана. В июне 1958 года в Благовещенском кафедральном соборе Харькова архиепископ Стефан возглавил архиерейскую хиротонию епископа Полтавского и Кременчугского Алипия (Хотовицкого; † 1977) (с 1964 года - епископ Винницкий и Брацлавский, временно управляющий Хмельницкой епархией), который в апреле 1966 года был назначен архиепископом Киевским и Галицким, Экзархом Украины, но, согласно прошения, оставлен на Винницкой кафедре.
Косвенным свидетельством авторитета харьковского владыки даже в то сложное богоборческое время и среди представителей высших учебных заведений Харькова, города, на протяжении многих лет хранящего репутацию столицы науки и образования, могут служить воспоминания митрополита Омского и Тарского Феодосия (Процюка), принимавшего в 1945 году, как старший иподиакон епископа Волынского и Ровенского Николая (Чуфаровского; † 1967), участие в Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1945 года: «Помню, уже в вагоне, когда мы ехали из Киева в Москву, меня подозвал владыка Стефан, Харьковский митрополит, и спросил, не желаю ли я быть не только врачом душевным (имея в виду мое священство), но и врачом телесным. Он хотел устроить меня в Харьковский медицинский институт».
А время  воистину было нелёгким, очень нелёгким... Притеснения верующих властями, равно как и закрытие храмов (особенно это относилось к сельским приходам), продолжались. В 1944 году в Харьковской епархии имелось 202 храма, к 1951 году их осталось 165. Что касается численности молящихся в 1950-е годы, то она, наоборот, продолжала расти. Бюро Харьковского областного комитета партии на одном из заседаний в сентябре 1953 года подчеркивало: требуется «усилени[е] борьбы с влиянием религии на массы». В 1954 году Харьковский областной совет профсоюзов на совещании по вопросу антирелигиозной пропаганды наметил ряд мероприятий по активизации антирелигиозной борьбы. Во Дворце железнодорожников в 1953-1954 годах лекторами-атеистами прочитано 204 лекции. В доме культуры «Металлист» завода имени Малышева профессором Зильберштейном был прочитан цикл лекций на антирелигиозные темы. Агитбригада дома культуры подготовила кощунственные сатирические концертные репертуары: «Свеча», «Богомолка», «Отпущение грехов» и другие. «Сколько пришлось пережить, отстаивая интересы Святого Православия, - говорил о тех крайне непростых десятилетиях приснопамятный Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II ( † 2008), - будут судить Бог и история».
Светлой памяти митрополита Харьковского и Богодуховского Стефана12 февраля 1959 года указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I архиепископ Харьковский и Богодуховский Стефан возведен в сан митрополита. В последние годы своей жизни владыка-митрополит много болел. На время его болезни епархией управлял епископ Курский и Белгородский Леонид (Поляков; † 1990) (впоследствии – митрополит Рижский и Латвийский).
6 ноября 1960 года, в четверг, в 4 часа 30 минут вечера после тяжелой и продолжительной болезни высокопреосвященный владыка Стефан отошёл ко Господу. 8 октября в Свято-Благовещенском кафедральном соборе епископ Леонид в сослужении городского и сельского духовенства совершил заупокойную Литургию. В своем слове  перед отпеванием преосвященный просил паству не забывать Блаженнейшего владыку в своих молитвах, твердо памятуя, что и он, предстоя у Престола Господа Славы, не преминёт молиться за свою паству.
«Господом утверждаются стопы человека» (Пс.36,23) – говорит святой пророк псалмопевец. И в промыслительной воле Творца о судьбах мира и человека совершают ныне своё земное хождение пред Богом продолжатели рода митрополита Стефана (Проценко): в России и Молдове, Украине и Соединенных Штатах Америки.
Но и ныне, спустя полстолетия, и его потомки, и боголюбивые верующие чада Харьковской епархии могут повторить слова, произнесенные пятьдесят лет назад в момент прощания с митрополитом Харьковским и Богодуховским Стефаном: «Спи спокойно, ибо любовь, которую ты сумел снискать у твоей паствы, и сейчас соединяет нас с тобою».
Протодиакон Максим Талалай,
заведующий Церковно-историческим музеем
Харьковской епархии
 
 
 
Другие новости по теме:

  • Биография Митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима
  • Время испытаний. Апостольское служение на Костромской кафедре 1961-1964
  • ДУХОВНЫЕ СВЕТОЧИ СЛОБОЖАНСКОЙ ЗЕМЛИ
  • От послушника до настоятеля Свято-Иоанно-Богословского Крещатицкого монасты ...
  • Несение священнической чреды на Святой Земле и во Святом Граде Иерусалиме 1 ...




  •  
      Просмотрено: 4200 раз Просмотров: 4200 автор: admin 31 марта 2010 Напечатать Комментарии (0)