Нравственный облик современного пастыря Пресс-служба » Харьковские епархиальные ведомости » № 10 (233) октябрь 2013  
 
Нравственный облик современного пастыря«Образ буди верным: словом, житием, любовью, духом, верою, чистотою»
(1 Тим.4:12).

Дело пастырей Церкви есть продолжение спасительного подвига Христова — взыскание и спасение погибающих (Мф.18:11). Обращаясь к апостолу Петру и призывая его к пастырскому служению, Господь Иисус Христос первым и главным условием пастырства ставит любовь и преданность Ему (Ин.21:15–17). С другой стороны, посылая Своих учеников на проповедь к «погибшим овцам дома Израилева», Господь повелевает проповедовать приближение Царства Небесного, исцелять больных, очищать прокаженных, воскрешать мертвых, изгонять бесов (Мф. 10:6–8), то есть проявлять деятельную любовь. Таким образом, любовь к Богу и любовь к ближним являются основанием пастырского служения. Пастырское служение кратко можно определить, как служение особых лиц — пастырей, облеченных в таинстве священства благодатию Святого Духа, — через совершение таинств, учение, духовное руководство, молитву, личную жизнь — для примирения людей с Богом и единения с Ним. Как же поэтому должен быть высок духовно-нравственный облик пастыря Церкви, как «совершителя святых», предстателя и молитвенника за грешных людей пред Богом!
По словам свт. Григория Богослова, это служение посильно только тому, «кто подобно Моисею, способен вместить Славу Божию». Будучи облечен земною плотью, пастырь совершает небесное служение. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Если кто размыслит, сколь важно то, чтобы, будучи еще человеком, обложенным плотию и кровию, присутствовать близ блаженного и бессмертного Естества, то увидит ясно, какой чести удостоила священников благодать Духа. Ими совершается жертвоприношение, совершаются и другие высокие служения, относящиеся к нашему достоинству и спасению. Еще живут и обращаются на земле, а поставлены распоряжаться небесным и получили власть, которой не дал Бог ни ангелам, ни архангелам. Ибо не им сказано «Елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси, и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех». Земные владыки имеют власть связывать только тело, а те узы связывают душу, проникают небеса; и что священники определяют на земле, то Бог утверждает на небе. Господь согласуется с мнением рабов Своих! Что же другое Он вручил им, как не всю небесную власть! Какая власть может быть более этой!». А вот какие мысли о высоте священнического служения встречаются в «Дневнике» отца Иоанна Кронштадского. «Я предстою Престолу Бога Вседержителя, — говорит он, — Который вверил моей молитве и предстательству всю вселенную, всю Церковь, всю иерархию, епископство, пресвитеров, во Христе диаконов, весь причт и людей, всякий город и страну и верою живущих в них. Предстою Престолу Вседержителя, во власти Коего небо и земля, все стихии, свет, воздух, огонь и вода, земля и все плоды земные, суша и море, все животные земные и водные, и Который дал мне право ходатайствовать пред Ним о благорастворении воздухов и об избавлении от землетрясения, огня, меча, нашествия иноплеменников и междо­усобные брани, от всяких бедствий, постигающих людей за грехи. Я стою у самого Источника жизни всех тварей, у самого Источника благодати, очищения и спасения. Я стою пред самою неприступною, всеблагою, всемудрою и всемогущею Державою, пред Которой преклоняется все живущее на небе и земле. Каков же я должен быть, поставленный на такой высоте, у такой святыни, у такого величия, у такой бесприкладной Державы, у такой Лепоты?» Каким же путем, какими средствами пастырь Христовой Церкви должен стремиться к своему нравственному совершенству, к своей святости, к вмещению в себя «Славы Божией, подобно Моисею?» Священник прежде всего должен проникнуться мыслью, что Он — носитель дара Божественной благодати, полученного им в таинстве священства, который он должен постоянно и неустанно «возгревать» (2 Тим:1:6), то есть развивать, совершенствовать, возращать. «Возгревание» же этого Божественного дара достигается путем духовного подвига, борьбы с плотью, мирской суетой и диаволом, а также постоянной молитвы, как церковной, так и келейной. «У пастыря два священных долга, — говорит патриарх Алексий I (Симанский), — это молитва и подвиг. Молитва и подвиг это как бы два крыла, которые возносят пастыря от Земли в небесные области. Молитвою он сопровождает каждое священнодействие в храме: молитвою он дома приготовляется к совершению Божественной службы. И чем углубленнее бывает эта уединенная молитва, чем истовее он совершает свое келейное правило, чем точнее он выполняет требования, установленные Церковью, тем действеннее бывает сила священнодействий». Подвиг пастыря выражается в самоотречении, в удалении от различных мирских увеселений. «Пастырь всего себя должен отдать своему высокому служению …Подвигом он должен освящать весь свой пастырский путь, должен жить не для себя, и даже не столько для своей семьи, сколько для паствы» (патриарх Алексий I). Пастырь должен быть молитвенником и этого, прежде всего, хотят видеть пасомые в своем пастыре. Любовь к Богу и к ближнему должна заполнять всю душу пастыря. «Священнику, — пишет в своем Дневнике святой праведный Иоанн Кронштадский, — прежде всего и более всего нужно стяжать любовь евангельскую. Она ему нужна каждую минуту, каждое мгновение: нужна ему, когда он молится за торжественной службой в храме, когда молится дома или в домах прихожан, когда совершает таинства веры …О, как должен быть высок духом и горяч любящим сердцем священник! Он должен быть ангелом земным, достойным носителем звания Христова, звания пастыря, священника, отца, судии, заступника, миротворца, врача…» Свое высокое горение духа, свое исключительное влияние на паству о. Иоанн объяснял тем, что он «с первых же дней своего высокого служения Церкви поставил себе за правило: сколько возможно искренне относиться к своему делу, к пастырству и священнослужению, строго следить за собой, за своею внутреннею жизнью». И каждый пастырь должен всеми силами своей души стремиться к тому, чтобы гореть на свещнице церковной и светить всем светом Христовым. Непосредственным воздействием пастыря на своих пасомых является слово. Слово же понимать надо в самом широком смысле, не только как церковная проповедь, но и вообще всякое общение пастыря со своими пасомыми. Пастырь служитель Слова, словом он наставляет, словом утешает, назидает, устрашает, поддерживает, укрепляет. Но важно, чтобы и сама жизнь пастыря была прямым подтверждением его слов, живым образом его проповеди. Никакая самая совершенная, логически построенная проповедь сама по себе не сравниться по воздействию на пасомых с простым, безыскусственным словом высокого в своей духовной жизни пастыря — его слово будет принято не только и не сколько умом, как жаждущим духовного наставления сердцем. «Глас дел, — говорит святитель Димитрий Ростовский, — громче и действеннее, нежели глас слова».
Пастырь, «не нерадящий о пребывающем в нем даровании», но «преуспевающий в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости» (1 Тим:4:14; 6:11), есть истинный пастырь, «и овцы слушаются голоса его» и он «идет перед ними; а овцы за ним идут» (Ин.10, 3:4), восходя от силы в силу, обретая чистоту сердечную и мир с Богом.
Подготовил протоиерей
Михаил Богачев,
настоятель храма Казанской иконы Божией Матери г. Харькова
 
 
 
Другие новости по теме:

  • Великопостное послание. Блаженнейшего Митрополита Владимира архипастырям, п ...
  • Жить по настоящему – безропотно служить Богу там, где Он нас поставит
  • Уврачевание раскола возможно только по церковным канонам, считает Предстоят ...
  • Христианство и жизнь
  • Митрополит Онуфрий: Пришло время показать, насколько мы христиане




  •  
      Просмотрено: 2110 раз Просмотров: 2110 автор: and 28 января 2014 Напечатать Комментарии (0)